Arms
 
развернуть
 
450002, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Пушкина, д. 88/1
vs.bkr@sudrf.ru
показать на карте
450002, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Пушкина, д. 88/1vs.bkr@sudrf.ru
.
 
 

 
Раздел
"ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН"
На данной странице вы можете задать вопросы, связанные с организацией работы Верховного Суда Республики Башкортостан, районных (городских) судов и мировых судей Республики Башкортостан, оставлять свои комментарии, отзывы, замечания и предложения.Подробнее..
ПОРЯДОК ПРИЕМА
Подробнее..
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ
заполнить форму обращения

 

 

 

 

 

 

 

ЧАСОВОЙ ПОЯС
МСК +2

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА

Понедельник

с 8.30 до 17.30

Вторник

с 8.30 до 17.30

Среда

с 8.30 до 17.30

Четверг

с 8.30 до 17.30

Пятница

с 8.30 до 16.15

Перерыв с 13.00 до 13.45

Суббота

выходной

Воскресенье

выходной

  
  


УФНС России по Республике Башкортостан
 
 








По техническим причинам информация в разделе "Судебное делопроизводство" может быть недоступна! Возможны перебои загрузки судебных актов на сайт . Для уточнения информации по делам просим звонить по тел.: канцелярия по гражданским делам: 250-32-86; канцелярия по административным делам: 250-31-71; канцелярия по уголовным делам (апелляция): 279-14-20, 224-74-92;  канцелярия по уголовным делам (1 инстанция): 224-74-96

ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение судебной практики по делам, вытекающим из трудовых споров за 2008 г.
П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
Президиума Верховного суда Республики Башкортостан
 
 
г. Уфа                                                                                             11 февраля 2009 года
 
 
            Обсудив результаты проведения обобщения судебной практики по трудовым делам, Президиум
 
П О С Т А Н О В И Л:
 
1.      Одобрить обобщение судебной практики по трудовым делам.
 
2.      Направить обобщение в Управление судебного департамента при Верховном Суде РФ в Республике Башкортостан для доведения его до сведения председателей и судей районных (городских) судов. Рекомендовать судьям использовать его в работе при отправлении правосудия.
 
3.      Направить обобщение в Министерство юстиции Республики Башкортостан для доведения его до сведения мировых судей и использования ими в работе при отправлении правосудия.
 
4.      Опубликовать обобщение в Вестнике Верховного Суда Республики    Башкортостан.
 
 
 
 
Председатель Президиума                                                                                                                        М.И. Тарасенко
            
       
СПРАВКА
 об обобщении судебной практики по трудовым делам
Верховным судом Республики Башкортостан проведено обобщение судебной практики рассмотрения трудовых дел в 2008 году.
В ходе обобщения было изучены материалы кассационной и надзорной инстанций Верховного суда Республики Башкортостан за указанный период.
 
Законодательство.
           
            Разрешая данные споры, суды применяют положения Трудового кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений, содержащихсявпостановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 (ред. от 28.12.2006) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».
            Также судами применяются:
Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 № 922.
            Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю».
            При разрешении трудовых споров судам необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлениях от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" и от 10 октября 2003 г. № 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 (ред. от 28.12.2006) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации ").
 Подсудность трудовых дел.
 
По общему правилу трудовой спор, истцом по которому выступает работник, рассматривается по месту нахождения ответчика - юридического лица (ст. 28 ГПК РФ). Место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное (ст. 54 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 8 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц" государственная регистрация юридического лица производится по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия такого исполнительного органа - по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.
Если в качестве работодателя выступает физическое лицо, то иск предъявляется по месту его жительства.
В рассматриваемых случаях неприменимы положения ч. 6 ст. 29 ГПК РФ о подсудности по выбору истца (альтернативной подсудности) исков о восстановлении трудовых прав. В данной правовой норме речь идет о восстановлении трудовых и иных прав (пенсионных, жилищных, имущественных), ущемленных в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражей либо незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
Альтернативная подсудность индивидуальных трудовых споров возможна при предъявлении иска, вытекающего из деятельности филиала юридического лица. В этом случае работник вправе предъявить иск к работодателю - юридическому лицу - по месту нахождения его филиала, в котором он работает или работал.
 
            Ю. обратился и иском к ОСП Белорецкий почтамт УФПС РБ -филиал ФГУП «Почта России» о восстановлении трудовых прав. В обоснование своих требований указал, что 24.03.2006г. им был заключен трудовой договор №41 с Белорецким почтамтом УФПС РБ - филиал ФГУП «Почта России». На основании приказа от 24.03.2006г., подписанного начальником Белорецкого почтамта, он был принят на работу в Белорецкий почтамт на должность почтальона по сопровождению и обмену почты участка по обработке страховой почты. 20.07.2007г. на основании приказа от 20.07.2007г. № 264 К он был уволен с занимаемой должности за однократное грубое нарушение им трудовых обязанностей.
            Решением Белорецкого городского суда РБ исковые требования Ю. удовлетворены.
            Кассационная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции и направляя дело на новое рассмотрение в Кировский районный суд г. Уфы указал, что Управление федеральной почтовой связи Республики Башкортостан является филиалом Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России», а «Белорецкий почтампт» является структурным подразделением Филиала ФГУП Почта России.
Следовательно, данное дело не могло быть рассмотрено по месту нахождения Белорецкого почтамта.
 
Заключение трудового договора.
 
В соответствии со ст. 64 ТК РФ запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора.
В п. 10 Постановления Пленума разъясняется, что отказ в заключении трудового договора по основаниям, не перечисленным в ст. 64 ТК РФ, подлежит обжалованию в суд, так как приведенный в статье перечень оснований не является закрытым. В данном случае работник имеет право обжаловать отказ работодателя в заключении трудового договора по дискриминационным основаниям (в соответствии со ст. 3 ТК РФ), а также в связи с нарушением установленных правил приема на работу. Такой спор подлежит рассмотрению по существу. В то же время суд не должен в ходе рассмотрения дела решать вопрос о целесообразности заполнения тех или иных вакансий конкретными работниками, в данном случае имелось бы необоснованное вмешательство суда в сферу самостоятельного хозяйствования работодателя.
Х. обратился к мировому судье судебного участка № 4 по г. Мелеуз и Мелеузовскому району РБ с иском к ОАО «Мелеузовский сахарный завод» о допуске к работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул и компенсации морального вреда, в обоснование указывая, что 01 октября 2007 года он по объявлению в газете о приеме на работу в ОАО «Мелеузовский сахарный завод» грузчиков, обратился в указанное общество, написал заявление о приеме на работу, завизировал его в отделе кадров и у начальника службы безопасности, кроме того, в отделе кадров заключил трудовой договор и получил листок для прохождения медкомиссии и инструктажа по технике безопасности. 05 октября он получил заключение медкомиссии, 08 октября заключение об аттестации по специальности грузчик. 09 октября прошел инструктаж по технике безопасности в ОАО «Мелеузовский сахарный завод». Однако в этот же день начальник службы безопасности сообщил ему об отказе в приеме на работу, мотивировав отказ наличием у него конфликтных отношений с прежним работодателем. При этом письменный отказ в приеме на работу был мотивирован иной причиной, а именно комплектацией штата грузчиков. Директор общества сообщил о готовности компенсировать затраты на медкомиссию. Считает факт трудовых отношений состоявшимися в связи с чем просит допустить его к работе.
Решением мирового судьи судебного участка № 4 по г. Мелеуз и Мелеузовскому району РБ от 05 февраля 2008 года Х. в удовлетворении исковых требований отказано.
Апелляционным решением Мелеузовского районного суда РБ 27 марта 2008 года, решение мирового судьи отменено, отказ ОАО «Мелеузовский сахарный завод» в приеме на работу Х. признан незаконным, на ОАО «Мелеузовский сахарный завод» возложена обязанность заключить с Х.. трудовой договор сроком на 6 месяцев на должность грузчика, в пользу Х. взыскано 500 рублей компенсации морального вреда. Во взыскании среднемесячной заработной платы за время вынужденного прогула Х. отказано.
   Отменяя апелляционное решение Мелеузовского районного суда РБ, Президиум в своем постановлении от 20 августа 2008 года указал, чтосуд апелляционной инстанции обязывает ответчика заключить трудовой договор с истцом, но при этом не указывает с какого времени, на каких условиях следует заключить трудовой договор, в том числе размер оплаты.
Вместе с тем, из смысла ст. 16, 391 ТК РФ следует, что суд, признав отказ в заключение трудового договора незаконным, должен вынести решение о заключении трудового договора, но при этом суд должен установить, что трудовые отношения фактически существуют, но работодатель уклоняется от оформления письменного трудового договора. Если же трудовых отношений между сторонами не возникло, то решение суда об обязывании работодателя заключить трудовой договор с истцом будет исполнимо только в том случае, если в резолютивной части будут указаны все существенные условия трудового договора, то есть решение суда должно содержать условия трудового договора о месте работы, трудовых функциях, условиях оплаты труда, режиме рабочего времени и времени отдыха другие условия, предусмотренных ст. 57 Трудового кодекса РФ.
При таком положении, когда в решении суда сложно указать условия трудового договора, который фактически между сторонами не заключался, судом мог быть решен вопрос о восстановлении нарушенных прав потенциальному работнику путем денежной компенсации морального вреда.
 
В соответствии со ст. 11 Трудового кодекса РФ в тех случаях, когда в судебном порядке установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства.
Как отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 (с учетом изменений, внесенных Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года № 63), если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части четвертой статьи 11 ТК РФ должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
М. обратился в суд с иском к ООО «Компания «Альтернатива» о взыскании задолженности по акту выполненных работ, компенсаций за неиспользованный отпуск, задержку заработной платы, использование личного транспорта и мобильного телефона, индексации задолженности, возмещении расходов на представителя, судебных издержек и компенсации морального вреда. В обоснование иска указал на то, что 01 сентября 2005 года по 19 сентября 2005 года он работал у ответчика в должности бригадира, ему была установлена сдельно-премиальная оплата труда и доплата за бригадирство в размере 1 000 рублей. За указанный период им выполнен определенный объем работ на объекте - магазин «Светотехника», стоимость которых по его расчетам составила 19 652 рубля 60 копеек. Кроме того, ему были установлены компенсационные выплаты за использование личного автомобиля в служебных целях в размере 1 200 рублей и мобильного телефона 300 рублей в месяц. Поскольку при увольнении окончательный расчет с ним не произведен, просил взыскать с ответчика 19 652 рубля 60 копеек по акту выполненных работ, компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме 2 482 рубля 57 копеек, компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере 992 рубля 66 копеек, компенсацию за использование личного транспорта и мобильного телефона в сумме 950 рублей, индексацию задолженности - 369 рублей 37 копеек, компенсацию морального вреда - 5 000 рублей, расходы на представителя и судебные издержки.
Решением мирового судьи судебного участка №3 по Орджоникидзевскому району г. Уфы РБ от 17 ноября 2006 года в удовлетворении исковых требований М. отказано.
            Определением суда апелляционной инстанции решение мирового судьи оставлено без изменения.
            Отказывая в удовлетворении требований М., мировой судья сослался на то, что факт возникновения трудовых отношений между истцом и ответчиком не нашел своего подтверждения. Трудовая функция М. не определялась, в период работы на объекте он сохранял положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, поскольку не был связан режимом рабочего времени и самостоятельно определял способы выполнения работы, привлекая к ней по своему усмотрению других лиц, тогда как трудовой договор носит личностный характер выполнения работы. Вознаграждение по соглашению сторон должно было выплачиваться по достижении определенного результата. Тем самым, поскольку предметом состоявшегося между сторонами договора являлось достижение материального результата, а не процесс труда, фактически сложившиеся правоотношения свидетельствуют о возникновении между ними гражданско-правовых отношений, и являются подрядными.
            Президиум Верховного суда Республики Башкортостан, отменяя определение суда апелляционной инстанции, указал на следующее:
            Сфера действия гражданского законодательства - имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников; сфера действия трудового законодательства - трудовые и непосредственно связанные с ними отношения.
Из материалов дела следует, что оформление М. в ООО «Компания «Альтернатива» с 01 сентября 2005 года производилось посредством издания приказа о приеме на работу за № 68-к от 31 августа 2005 года на основании его личного заявления о приеме на работу. Из текста приказа видно, что он принят на должность бригадира со сдельно-премиальной системой оплаты труда, с доплатой за бригадирство 1000 рублей.
В приказе о приеме на работу с работником М. были оговорены существенные условия трудового договора, как: день начало работы, должность, система оплаты труда. К тому же, никем не оспаривалось, что с ним был оговорен объект работы, подчиненность конкретному должностному лицу общества - мастеру Габдуллину Р.Т..
Далее 13 сентября 2005 года по обществу издаются два приказа № 49 и № 50 о предоставлении М. компенсаций мобильной связи и использование личного автомобиля для служебных поездок.
Приказом № 83-к от 19 сентября 2005 года бригадир М. уволен по собственному желанию по п. З ст.77 ТК РФ на основании личного заявления.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о сложившихся трудовых отношениях между истицей и ответчиком.
 
 Материальная ответственность работников.
М. обратился в суд с иском к Н. и С. о взыскании с них солидарно недостачи товарно-материальных ценностей на сумму 49175 рублей, указав, что на основании договоров о полной материальной ответственности С. и Н. были приняты на работу в принадлежащий ему магазин в качестве продавцов. В результате проведенной по состоянию на 24 ноября 2006 года инвентаризации была выявлена недостача ценностей на сумму 49175 рублей.
Решением мирового судьи судебного участка по Караидельскому району Республики Башкортостан от 18 июня 2007 года в удовлетворении исковых требований М. отказано.
Апелляционным решением Караидельского районного суда Республики Башкортостан от 25 апреля 2008 года решение мирового судьи судебного участка по Караидельскому району Республики Башкортостан от 18 июня 2007 года отменено и вынесено новое решение:
Взыскать с Н. и С. солидарно в пользу М. сумму ущерба в размере 49175 (сорок девять тысяч сто семьдесят пять) рублей, госпошлину в размере 796 (семьсот девяносто шесть) рублей и услуги адвоката в размере 400 (четыреста) рублей. Итого: 50371 (пятьдесят тысяч триста семьдесят один) рубль.
Президиум своим постановлением от 20 августа 2008 года отменяя решение суда апелляционной инстанции указал, что в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что, определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.
Суд апелляционной инстанции, не учел указанное разъяснение вышестоящего суда, возложил ответственность на работников, не выяснив и установив вышеприведенные обстоятельства. Более того, привлек к солидарной материальной ответственности.
           
            Далее, в п. 14 вышеприведенного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года № 52 разъяснено, что если иск о возмещении ущерба заявлен по основаниям, предусмотренным статьей 245 ТК РФ (коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба), суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также ко всем ли членам коллектива (бригады), работавшим в период возникновения ущерба, предъявлен иск. Если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суд, исходя из статьи 43 ГПК РФ, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады).
Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан отменяя своим постановлением от 20 февраля 2008 года апелляционное определение Калининского районного суда г. Уфы по делу по иску ООО «ПРОДО Уфа» к С. о возмещении ущерба, причиненного работодателю, наряду с другими недостатками, указал, что иск по данному делу предъявлен только к С., другие члены бригады к участию в деле в качестве третьих лиц не привлечены, не обсуждены и другие, приведенные в указанном выше разъяснении вышестоящего суда обстоятельства (степень вины и др.), тогда как в соответствии со ст. 245 ТК РФ при взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригада) определяется судом.
 
 Расторжение трудового договора.
В практике судов при рассмотрении дел, связанных с увольнением работника по собственному желанию, часто встречаются случаи, когда уволенный по этому основанию работник ссылается на то, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении, хотя действительного желания увольняться у него не было. В п. 22 Постановления Пленума разъяснено, что если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника. Не может, например, рассматриваться как принуждение к увольнению работника, совершившего однократное грубое нарушение трудовой дисциплины, предложение работодателя работнику самому выбрать один из возможных вариантов расторжения трудовых отношений: по п. 6 ст. 81 или по ст. 80 ТК РФ. В последнем случае юридически значимым обстоятельством, которое суд обязан выяснить, является наличие у работодателя действительных оснований для увольнения работника по п. 6 ст. 81 ТК РФ. Если работодатель в суде докажет, что такие основания у него имелись, то увольнение работника по собственному желанию в такой ситуации не может рассматриваться как произведенное с пороком воли.
Судебная коллегия, не соглашаясь с доводом истца о том, что он вынужденно написал заявление об увольнении по собственному желанию по делу по иску Х. к ООО «Трансхим» о восстановлении на работе, в своем определении от 24 июля 2008 года указал, что возможность увольнения истца по инициативе работодателя не может быть признана причиной, которая повлияла на его волеизъявление при расторжении трудового договора. 
 Гарантии работникам при расторжении трудового договора по инициативе работодателя.
В п. 23 постановления разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. При этом необходимо иметь в виду, что не допускается увольнение работника (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (часть шестая статьи 81 ТК РФ); беременных женщин (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем), а также женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида - до восемнадцати лет), других лиц, воспитывающих указанных детей без матери, за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 ТК РФ (статья 261 ТК РФ).
 
П. обратилась в суд с иском к ООО «Башотопление» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, указав, что она уволена 12 февраля 2008г. по п.7 ст.81 ТК РФ по итогам ревизии от 26 января по 27 января 2008г., в день увольнения расчет с ней не произвели, трудовую книжку не выдали, предложив погасить недостачу материальных ценностей. Она работала в должности продавца-консультанта. Увольнение незаконно, поскольку недостачу товара она не допускала. Причиной увольнения была ее беременность, ей предлагали уволиться по собственному желанию, однако она отказалась.
Решением Советского районного суда г. Уфы РБ от 8 июля 2008 года в иске П. отказано.
Судебная коллегия, отменяя решение суда, указал, что в силу ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.Указанная   норма   не   содержит   исключений   в   отношении   работников, обслуживающих денежные или товарные ценности.
 
    Расторжение трудового договора по инициативе работодателя.
 
 В п. 28 Постановления Пленума разъяснено, что обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения исков о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми расторгнут в связи с ликвидацией организации либо прекращением деятельности индивидуальным предпринимателем (пункт 1 части первой статьи 81 ТК РФ), обязанность доказать которое возлагается на ответчика, в частности, является действительное прекращение деятельности организации или индивидуальным предпринимателем.
Основанием для увольнения работников по пункту 1 части первой статьи 81 Кодекса может служить решение о ликвидации юридического лица, т.е. решение о прекращении его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, принятое в установленном законом порядке (статья 61 ГК РФ).
В судебной практике очень распространены случаи, когда по этому основанию увольняются работники реорганизованных организаций, тогда как такая реорганизация в соответствии со ст. ст. 61 - 63 ГК РФ произведена без урегулирования вопросов правопреемства и сопровождается исключением организации из Единого государственного реестра юридических лиц. Широко распространены случаи, когда под видом ликвидации юридического лица, оформленной с исключением этого юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц, фактически осуществляется реорганизация организации в форме преобразования, переподчинения и т.п.
В связи с этим в п. 28 Постановления Пленума особое внимание судов обращено на необходимость проверки того, действительно ли имеет место ликвидация организации, а не ее реорганизация.
При рассмотрении дел данной категории применению подлежат нормы ст. 75 ТК РФ, в соответствии с которой смена собственника организации является основанием для увольнения только руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера, а изменение подведомственности (подчиненности) организации или ее реорганизация (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование), как бы они ни были оформлены, не могут являться основанием для расторжения трудовых договоров с работниками организации.
При отказе работника от продолжения работы в случаях, предусмотренных ч. 5 ст. 75 ТК РФ, трудовой договор прекращается в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 77 Кодекса.
 
Например, Г. с 1989 года работала кондуктором автобуса ГУД Учалинское АТП ГУП «Башавтотранс».
Приказом №22-к от 5 марта 2005 года она уволена с работы с 5 марта 2005 года в связи с ликвидацией предприятия по п.1 ст.81 ТК РФ.
Не соглашаясь с данным увольнением, Г. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе в Учалинском филиале автотранспортного предприятия ГУП «Башавтотранс» в качестве кондуктора, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.
Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении исковых требований Г. о восстановлении ее на работе в Учалинское АТП - филиал ГУП «Башавтотранс», суд первой инстанции правильно исходил из того, что ГУД Учалинское АТП ГУП «Башавтотранс» являлось юридическим лицом и в соответствии с Уставом могло быть ликвидировано в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Пунктом 3 ст.37 Федерального закона от 14 ноября 2002 года №161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» предусмотрено, что дочерние государственные унитарные предприятия подлежали реорганизации в форме присоединения к создавшим их унитарным предприятиям. При этом суд первой инстанции, руководствуясь ст.ст.57, 58 ГК РФ, пришел к обоснованному выводу о том, что фактически ГУД Учалинское АТП ГУП «Башавтотранс» было не ликвидировано, а реорганизовано путем присоединения к основному предприятию ГУП «Башавтотранс».
            Поскольку Г. с заявлением об отказе от продолжения работы в Учалинском АТП - филиале ГУП «Башавтотранс» не обращалась, учитывая положения ст. 75 ТК РФ о продолжении трудовых отношений с работником при изменении подведомственности (подчиненности) организации, ее реорганизации, Г. имела право на продолжение трудовых отношений с ГУП «Башавтотранс», то есть на продолжение работы в Учалинским АТП - филиале ГУП «Башавтотранс».
 
В п. 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 (с учетом изменений, внесенных Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года № 63) разъяснено, что по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора.
Б. обратился в суд с иском к отделу образования Администрации Муниципального района Благовещенский район Республики Башкортостан о восстановлении на работе в должности директора МОБУ СОШ с. Богородское Благовещенского района РБ, отмене приказов о дисциплинарных взысканиях № 197 от 27.06.2008 г. и № 308 от 11.08.2008 г., оплате времени вынужденного прогула исходя из среднемесячной заработной платы и компенсации морального вреда, указав, что он был уволен приказом № 51 от 18 августа 2008 года за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, по его мнению, незаконно.
            Приходя к выводу об оставлении решения Благовещенского районного суда РБ от 1 ноября 2008 года в части о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебная коллегия указала, что судом установлено, что основанием к изданию приказа об увольнении истца послужили ранее изданные приказы о нарушениях должностных обязанностей истцом, за которые он был уже наказан. Нового факта нарушения должностных обязанностей в приказе об увольнении не приводится. При таком положении суд обоснованно восстановил истца на работе, взыскал заработную плату за время вынужденного прогула и денежную компенсацию морального вреда.
 
   В п. 53 Постановления Пленума дано разъяснение о необходимости при рассмотрении трудового спора оценивать соразмерность дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка и обстоятельствам, при которых он был совершен.
Федеральным законом от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ была дополнена статья 192 ТК РФ частью 5 о том, что при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.
 
В этих целях работодателю необходимо представить в суде доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если такие доказательства при рассмотрении дела суду не представлены, то наложение дисциплинарного взыскания законным быть признано не может.
            Судебная коллегия, отменяя решение Учалинского районного суда РБ от 15 февраля 2008 года указал в своем кассационном определении от 17 апреля 2008 года именно на вышеизложенные обстоятельства.
 
  Статьей 392 ТК РФ для обращения работников в суд за разрешением спора об увольнении предусмотрен месячный срок.
Поскольку при разрешении спора о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения суд проверяет законность увольнения работника, то есть рассматривает по существу спор об увольнении, то к указанным спорам подлежит применению месячный срок, установленный ст. 392 ТК РФ, вне зависимости от того, заявлялось ли работником требование о восстановлении на работе.
   Судебная коллегия своим определением от 23 сентября 2008 года исключила из мотивировочной части решения Кумертауского городского суда от 28 июля 2008 года суждение о том, что Л. обратилась в суд с иском об изменении формулировки причины увольнения, а не о восстановлении на работе, следовательно, с таким иском она была вправе обратиться в суд в течение трех месяцев.
 
            Расторжение трудового договора по пункту 2 статьи 278 ТК РФ.
 
            Б. обратился в суд с иском к ООО «ПроБюроАгидель» о восстановлении на работе в должности генерального директора ООО «ПроБюроАгидель», взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, указав на незаконность своего увольнения.
            Решением Октябрьского районного суда г. Уфы от 22 июля 2008 года в удовлетворении исковых требований Бочкарева В.Ф. отказано.
            Судом первой инстанции установлено, что истец уволен по п. 2 ст. 278 ТК РФ. При этом суд указал, что  расторжение трудового договора по этой статье допускается без выплаты компенсации, предусмотренной ст. 279 ТК РФ т.к. факт невыплаты компенсации не свидетельствует о том, что нарушен порядок увольнения.
Отменяя решение суда первой инстанции, кассационная инстанция указала, что в силу пункта 4.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 года №3-П предоставление собственнику права принять решение о досрочном расторжении трудового договора с руководителем организации - в силу статей 1 (часть 1), 7 (часть 1), 8 (часть 1), 17 (часть 3), 19(часть 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации предполагает, в свою очередь, предоставление руководителю адекватных правовых гарантий защиты от негативных последствий, которые могут наступить для него в результате потери работы от возможного произвола и дискриминации. К числу таких гарантий относится предусмотренная статьёй 279 ТК РФ выплата компенсации за досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации в размере, определённом трудовым договором. По смыслу положений данной статьи во взаимосвязи с положениями статьи 278 ТК РФ, выплата компенсации - необходимое условие досрочного расторжения трудового договора с руководителем организации в указанном случае.
Поскольку выплата компенсации является обязательным (необходимым) условием увольнения руководителя организации по п.2 ст. 278 ТК РФ невыплата работнику такой компенсации, если работник не совершал никаких виновных действий, дающих основание для его увольнения, является нарушением порядка увольнения.
 Заработная плата.
В п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2(в редакции от 28.12.2006 г.) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер, и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.
Некоторые судьи это разъяснение ошибочно трактуют расширительно и применяют его в тех случаях, когда заработная плата работнику не начислялась и не выплачивалась в связи с наличием между работником и работодателем спора о праве работника на те или иные выплаты, являющиеся составной частью заработной платы работника. Между тем спор о праве на получение заработной платы или ее части является индивидуальным трудовым спором работника с работодателем. Статьей 392 ТК РФ для обращения работника в суд по такому спору установлен трехмесячный срок со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.
 
            В частности, Т. 16 апреля 2006 года обратилась в суд с иском к Уфимскому научно-исследовательскому Институту Глазных болезней о взыскании заработной платы.
 Мировой судья, отклоняя довод ответчика о пропуске истицей срока исковой давности, исходил из того, что иск предъявлен истицей в период нахождения в трудовых отношениях с ответчиком, и при этом привел вышеприведенное разъяснение, содержащееся в п. 56 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2(в редакции от 28.12.2006 г.) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации». Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан в своем постановлении от 11 июня 2008 года, отменяя апелляционное определение районного суда, которым решение мирового судьи было оставлено без изменения, указал, что поскольку в апелляционной жалобе ответчика выражено несогласие с таким выводом мирового судьи и в этой жалобе он утверждал о пропуске истицей срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, суду апелляционной инстанции следовало проверить вывод мирового судьи на соответствие его закону и сделать по нему суждение, с точки зрения возможности или невозможности применения вышеуказанного разъяснения Пленума к возникшим правоотношениям, поскольку из его смысла следует, что оно касается требований о взыскании начисленных, но не выплаченных сумм в период работы. А как утверждала сама истица в своих требованиях, районный коэффициент ей не начислялся с 2001 года и с этого времени она просила его взыскать, то есть право истицы на получение уральского коэффициента в требуемой сумме являлось спорным. А к требованиям о взыскании недоплат по заработной плате, оспариваемых участниками трудовых правоотношений, применяется предусмотренный ст.392 ТК РФ трехмесячный срок для обращения работника в суд со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.
 
Согласно ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику материальный ущерб, причиненный в результате незаконного лишения его возможности трудиться.
   В п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ.
   Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного статьей 139 Кодекса, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (часть седьмая статьи 139 ТК РФ).
Таким образом, разрешая вопрос об оплате вынужденного прогула, суд должен руководствоваться ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации и Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 г. № 922.
В соответствии с п. 15 Положения, в случае если время, приходящееся на расчетный период, отработано не полностью или из него исключалось время в соответствии с пунктом 5 настоящего Положения, премии и вознаграждения учитываются при определении среднего заработка пропорционально времени, отработанному в расчетном периоде, за исключением премий, начисленных за фактически отработанное время в расчетном периоде (ежемесячные, ежеквартальные и др.).
Если работник проработал неполный рабочий период, за который начисляются премии и вознаграждения, и они были начислены пропорционально отработанному времени, они учитываются при определении среднего заработка исходя из фактически начисленных сумм в порядке, установленном настоящим пунктом.
 
В соответствии с п. 5 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 № 922 при исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если за работником сохранялся средний заработок в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Согласно ст. 114 Трудового кодекса РФ ежегодные отпуска работникам предоставляются с сохранением места работы (должности) и среднего заработка.
Таким образом, время нахождения в очередном отпуске и сумма отпускных при исчислении среднего заработка из расчетного периода исключаются.
 
            В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в этой время ставки рефинансирования Центрального банка РФ от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.
Федеральным законом от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ редакция ст. 236 ТК РФ была изменена с установлением ответственности по выплате работнику процентов за задержку выплаты заработной платы независимо от вины работодателя.
В этой связи, полагается излишним указание судебной коллегии в кассационном определении от 10 июля 2008 года  по делу по иску Б. и И. к администрации муниципального района Кушнаренковский район РБ о взыскании заработной платы следующего содержания: «Принимая во внимание, что заработная плата своевременно не выплачена истцам по вине ответчика, суд находит возможным взыскать в пользу истцов компенсацию на основании ст. 236 ТК РФ».
 
 Предоставление отпуска.
            Г. обратился в суд с иском к Государственному Учреждению Управление вневедомственной охраны при Министерстве Внутренних Дел Республики Башкортостан (с 29 октября 2007 года Управление вневедомственной охраны при Министерстве внутренних дел по Республике Башкортостан) об обжаловании отказа в предоставлении отпуска по уходу за ребенком. Просил обязать работодателя предоставить ему отпуск по уходу за ребенком до достижения дочери полутора лет.
Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан, отменяя судебные постановления первой инстанции об обязании предоставить отпуск и второй инстанции об оставлении этого решения без изменения, в своем постановлении от 5 марта 2008 года указал следующее:
Согласно ч. 2 ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации отпуск по уходу за ребенком может быть использован полностью или по частям отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком.
Из данной нормы следует, что отпуск по уходу за ребенком предоставляется любому из родственников, в том числе и отцу.
Единое нормативное регулирование деятельности органов внутренних дел (в том числе милиции) осуществляется Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года № 4202-1.
Вышеназванным Законом не урегулированы отношения по предоставлению отпуска по уходу за ребенком сотрудникам милиции.
Вместе с тем в соответствии с абзацем седьмым ст. 54 Положения о службе в органах внутренних дел (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ) отцы - сотрудники органов внутренних дел, воспитывающие детей без матери (в случае ее смерти, лишения родительских прав, длительного пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения), пользуются правовыми и социальными гарантиями, установленными законодательством Российской Федерации для этой категории населения.
Таким образом, абзац седьмой ст. 54 Положения (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ) ограничивает предоставление отпуска по уходу за ребенком отцу - сотруднику милиции случаями, исключающими возможность ухода за ребенком матерью.
Поскольку вопрос о предоставлении отпуска по уходу за ребенком отцам -сотрудникам органов внутренних дел определен положением специального нормативного акта, изложенным в редакции Федерального закона, то ч. 2 ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации применению не подлежит.
Следовательно, предоставление отпусков по уходу за ребенком отцам -сотрудникам милиции возможно только в случаях, исключающих возможность ухода за ребенком матерью.
           
 Защита трудовых прав работников с участием Федеральной инспекции труда.
С. обратилась в суд с иском об обязании МУ «Детский многопрофильный санаторий «Росток» исполнить предписание государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в РБ № ГИТ-2/3105-26 от 12 апреля 2007 года о выплате С. разницы в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы с 01 января 1993 года по 12 декабря 2005 года.
Определением Октябрьского городского суда РБ, от 24 сентября 2008 года в принятии искового заявления С. отказано.
Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РБ от 25 ноября 2008 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения, частная жалоба С. – без удовлетворения.
Как следует из кассационного определения, в нем указано, что суд первой инстанции, отказывая С. в принятии искового заявления исходил из того, что спор подлежит разрешению в порядке административного судопроизводства.
Судебная коллегия, соглашаясь с выводом суда первой инстанции указал, поскольку в действиях МУ «Детский многопрофильный санаторий «Росток» по невыполнению в установленный срок законного предписания органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль) об устранении нарушений законодательства, усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.5 КоАП РФ, вывод суда является обоснованным.
Также судебной коллегией указано, что ссылка в жалобе на ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которой заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод и законных интересов, не может быть принята во внимание. Заявителем было реализовано право на судебную защиту путем подачи заявления в суд о взыскании задолженности, что подтверждается вынесенными судебными постановлениями.
 
Между тем, Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая аналогичные вопросы в своих определениях от 28 июня 2006 года № 11-В06-8, от 26 октября 2007 года № 12-В07-6 исходил из следующего.
Вопрос о выплате разницы в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы является, в силу ст. 391 Трудового кодекса Российской Федерации, индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению непосредственно в судах.
Судья Верховного Суда Российской Федерации в своем определении указал, что установив в требованиях К. наличие спора о праве судья первой инстанции правильно отказал в принятии заявления, поскольку разрешение спора в настоящее время невозможно ввиду того, что он ранее обращался в суд с иском о восстановлении его нарушенного права на труд и определением суда производство по делу прекращено. Повторное обращение в суд тождественным иском не допускается.
 
 
                                  
                                                        Судебная коллегия по гражданским делам
                                                         Верховного суда Республики Башкортостан
                                                                                                      Февраль 2009 года
опубликовано 15.03.2010 08:57 (МСК)
.
 
 

 
Раздел
"ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН"
На данной странице вы можете задать вопросы, связанные с организацией работы Верховного Суда Республики Башкортостан, районных (городских) судов и мировых судей Республики Башкортостан, оставлять свои комментарии, отзывы, замечания и предложения.Подробнее..
ПОРЯДОК ПРИЕМА
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ

 

 

 

 

 

 

 

ЧАСОВОЙ ПОЯС
МСК +2

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА

Понедельник

с 8.30 до 17.30

Вторник

с 8.30 до 17.30

Среда

с 8.30 до 17.30

Четверг

с 8.30 до 17.30

Пятница

с 8.30 до 16.15

Перерыв с 13.00 до 13.45

Суббота

выходной

Воскресенье

выходной

  
  


УФНС России по Республике Башкортостан